Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Русский язык

"Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?"



Пять книг недели

Мария Аксенова. "Знаем ли мы все о классиках мировой литературы?"
– М.: Центрполиграф, 2018. – 318 с. ISBN 978-5-227-07865-0
Академик РАЕН, главный редактор энциклопедии для детей «Аванта+», телеведущая Мария Аксенова раскрывает перед читателями «не слишком известные страницы жизни многих классиков». Она рассматривает «Писателей-дипломатов» и «Разведчиков, шпионов, конспираторов», «Человека из будущего» и «Агента 17F», «Фатальные саморазоблачения» и «Писателей на войне» (названия глав и подглав). Речь идет о Денисе Фонвизине и Константине Батюшкове, Даниеле Дефо и Фредерике Форсайте, Саше Черном и Михаиле Пришвине, Ромене Гари и Айзеке Азимове, Карлосе Кастанеде и Эдгаре По, Булате Окуджаве и Валентине Пикуле и многих-многих других поэтах и прозаиках, открывая книги которых «мы открываем и их создателей. А вместе с ними – время, эпоху, а в конечном счете – и самих себя».

http://www.ng.ru/ng_exlibris/2018-12-13/9_1003_fivebooks.html
Русский язык

Презентация книги "Знаем ли мы русский язык?"

Друзья, в ближайший четверг, 14 июня, в 17-30 в магазине "Молодая гвардия" я буду презентовать свою книгу (точнее книги, ведь вышло уже 2 части) "Знаем ли мы русский язык?". Буду рассказывать разные истории, отвечать на вопросы, раздавать автографы и разыгрывать призы для читателей. Всех приглашаю!
истории из жизни

Поэтический понедельник. Авторская песня

Восхитительный случай - случай, достойный пера абсурдиста - произошёл со мной! Неделю назад звонит мне подруга и сообщает, что встретила на улице нашего общего знакомого, с которым мы не виделись уже несколько лет. "Ты с Марией еще общаешься? - спросил он у моей подруги, - восемь (!!!) лет назад она спрашивала у меня про песню, так вот - я её нашел. Передай ей, пожалуйста!"

Я люблю авторскую песню - несколько лет даже ездила на бардовские слёты. Мне давно не давала покоя песня, которую я услышала однажды:

Collapse )

Я знала только, что эта песня имеет отношение к Юрию Визбору, искала её, но всё никак не могла найти, спрашивала всех, кто имел отношение к этой теме, но тоже впустую.
Я нашла эту песню только пару лет назад, а теперь - помня восемь лет о моей просьбе! - её нашел и мой знакомый. Оказалось, что её авторство принадлежит не Визбору. Он действительно пел её в кинофильме "Мурманск-198", но музыку написал Сергей Никитин, а слова - Павел Шубин.
Кстати, Сергей Никитин изредка исполняет эту песню на концертах и говорит: "Стихи Павла Шубина, музыка моя, а песня получилась - Визбора". И в этом есть определённая правда. Стихи так понравились Юрию Иосифовичу (он вообще любил стихи Павла Шубина), что он попросил Сергея Никитина сделать из них песню для документального фильма "Мурманск-198" и потом часто пел её сам, потому что песня и в самом деле получилась вполне "визборовская". Но гармонии там, тем не менее, вполне "никитинские" - то есть, не самые очевидные.

С другими стихотворениями Павла Шубина можно ознакомиться здесь.

К слову сказать, "бары", сквозь которые "проходят поморы", - это не питейные заведения, а "поперечные песчаные отмели, намываемые рекой при впадении в море" (как сообщает нам "Морской словарь"), которые, естественно, сильно затрудняют выход в море "в бурю".
поэзия

Поэтический четверг. Татьяна Бек.

В этом году Татьяне Александровне Бек исполнилось бы шестьдесят лет. Она писала про себя: "Стихосложенье было и остаётся для меня доморощенным знахарским способом самоврачеванья: я выговаривалась... и лишь таким образом душевно выживала". Писала про себя, а попадала в самую "точку": для меня ее стихи - врачевание моей души. Открытая, яркая, темпераментная, честная и ранимая, Бек завораживает и одновременно врачует строкой. Строчки ее, как голос друга, говорят о самом важном, так негромко, нежно, чистосердечно.
С 1975 года Татьяна Бек заведовала отделом современной литературы в журнале "Вопросы литературы", вела литературную колонку в "Общей газете", в течение многих лет руководила поэтическим семинаром в Литературном институте им. А.М.Горького.
Татьяна Бек была составителем прекрасных поэтических антологий, в частности, "Акмэ. Антология акмеизма" (М., "Московский рабочий", 1997).
Похоронена Татьяна Александровна на Головинском кладбище.
Collapse )
размышления-наблюдения-инь и ян

Поэтический четверг. Георгий Иванов и Ирина Одоевцева

Сегодня я хочу вспомнить историю о любви. Не говорите только, что вы их не любите, всё равно не поверю.
Георгия Иванова Ирине Одоевцевой представил Николай Гумилев: "Самый молодой член цеха и самый остроумный, его называют "общественное мнение", он создает и губит репутации. Постарайтесь ему понравиться". "Первая ученица" выполнила совет Гумилёва, и даже, можно сказать, перевыполнила. Она понравилась Иванову так сильно, что тот развёлся с первой женой. Иванов и Одоевцева поженились 10 сентября 1921 года, чтобы прожить вместе 37 лет. До его самого последнего дня.
Александр Блок когда-то писал Иванову: "Жизнь приобретает цену только тогда, если вы полюбите кого-нибудь больше своей жизни". Спустя два десятка лет Георгий Иванов продолжил эту мысль в "Распаде атома": "Полюбить кого-нибудь больше себя, а потом увидеть дыру одиночества, черную ледяную дыру". Все свои стихи он посвятил ей.
Она боготворила его, писала о нём. Заподозрив у себя чахотку, пыталась умереть, отказываясь от еды, чтобы не быть обузой.
Живой свидетель эпохи, участница совместного рукописного альманаха Гумилева, Георгия Иванова, Мандельштама, среди прочего литературного наследия оставила блестящие воспоминания "На берегах Невы" и "На берегах Сены". В Париже она вышла замуж во второй раз, но бедствовала. Узнав о её положении, Союз Писателей пригласил Ирину Одоевцеву в СССР и она вернулась в 1987 году. Умерла в Ленинграде, в возрасте 91 года.

Collapse )
поэзия

Поэтическая пятница. Князь Дмитрий Петрович Святополк - Мирский

Его учебник по русской литературе, созданный для Королевского колледжа Лондонского университета, Набоков назвал "Лучшей историей русской литературы на любом языке, включая русский".
История жизни этого прекрасного поэта, слависта, ученого, критика, похожа на невероятный приключенческий роман.

Collapse )
поэзия

Поэтический вторник. Все четверо.

Закрыв глаза, я выпил первым яд,
И, на кладбищенском кресте гвоздима,
душа прозрела; в череду утрат
заходят Ося, Толя, Женя, Дима
ахматовскими сиротами в ряд.
Лишь прямо, друг на друга не глядят
четыре стихотворца-побратима.
Их дружба, как и жизнь, необратима.
Дмитрий Бобышев


Сейчас о них принято говорить о каждом в отдельности, и не часто я слышу, чтобы вспоминали, что когда-то - Иосиф Бродский, Дмитрий Бобышев, Анатолий Найман и Евгений Рейн - четверо поэтов из близкого окружения Анны Ахматовой конца пятидесятых-начала шестидесятых годов, составляли группу получившую негласное название "ахматовские сироты".
Анна Андреевна стала тогда для них, совсем молодых, амбициозных, дерзких, больше, чем просто литературным авторитетом или учителем, фактически она была их нравственным пастырем. Не случайно Найман пишет в воспоминаниях: "Ахматова <...> учила нас не поэзии, не поэтическому ремеслу, - ему тоже, но походя, и, кому было нужно, тот учился. Это был факультатив. <...> Она просто создавала атмосферу определенного состава воздуха".
Само название это ("ахматовские сироты") пришло из стихотворения, которым я предваряю свой пост. Были и другие названия ("аввакумцы", "волшебный хор", "волшебный купол"), но ни одно из них не прижилось.
Литературоведы посвятили немало работ творчеству каждого из "ахматовских сирот" по отдельности. Имя Иосифа Бродского - нарицательно для русской лирики. Имена Евгения Рейна, овеянного славой и легендами, руководителя творческого семинара в Литературном институте, и Анатолия Наймана, поэта, прозаика, переводчика, автора книги воспоминаний "Рассказы об Анне Ахматовой" (1989) тоже не нуждаются в представлении. Труднее всего с Дмитрием Бобышевым. Для поклонников Бродского он стал демоном, который увел у мэтра Любимую Женщину, Музу, разбил его счастье, что, по сути, и не совсем верно, и, в целом, неважно. Важно - что Дмитрий Бобышев - автор не менее яркий и талантливый, но недооцененный современниками и почти что забытый потомками. Именно поэтому я начала свой пост с его стихотворения. Оно, право же, этого заслуживает.
Говорить об этих удивительных людях и их невероятной, распавшейся впоследствии дружбе, можно много, но сегодня мне просто хотелось бы сплести их стихи в одном венке, объединить в одном букете.
Collapse )
События

Серебряный век. Забытые имена.

Проект фонда Первопечатника Ивана Фёдорова "Из забвения" (или "Серебряный век. Забытые имена") набирает обороты. Добавилось ещё две книги поэтов, про которых последние 90 лет помнили в лучшем случае дотошные литературоведы, а в реальности, думаю, совсем никто. А поэты достойные. Рекомендую.
Русский язык

Поэтическая суббота пятница 17 :)

Поскольку завтра доступа к Сети у меня не будет, то завтрашняя суббота локально перенесена на сегодня.

И эта завтрашняя сегодняшняя суббота для меня очень важна. Потому что на днях я таки получила копию единственной изданной книги моего предка, поэта Серебрянного века, Петра Евдошенко. Знаете, когда я взяла эту книгу в руки, они у меня дрожали. Передо мной были не просто листы бумаги с напечатанными буковками, а кончик ниточки, который связывал меня с человеком, который умер задолго до моего рождения, но все равно является моим прошлым. А самое удивительное, что, читая его стихи, я находила параллели с моими стихами, написанными почти на 100 лет позже. Кровь?

Петр Евдошенко
Из книги "Брызги каскадные"

ВЕЧЕРНИЙ ЧАС
Прозрачность чуткая вечерняя.
Несмелый запах. Тишина.
Мечта стокрылая, безмерная.
И будто звон. И ткани сна.
Улыбка кроткой всепрощальности
Лучится в этот светлый час.
А в сплавах зыбчатой хрустальности
Блестит - горит иконостас.
Во имя вышней музыкальности
Вечерний час простит и нас.
1915 год

В ЖАСМИННОЙ АЛЛЕЕ
В жасминной аллее кадила ажурныя,
Струящие пряно нектары фимьямные.
В жасминной аллее берсезы ноктюрные,
Умильные, томные, трепетогаммные.

В жасминной аллее неясные шелесты...
Там кто-то вздыхает и молится сладостно.
Но как разгадаешь, что шепчут душе листы!
В жасминной аллее так тихо и благостно...
1916 год, 22 декабря.